Крутое пике местных авиалиний

О местных авиалиниях

В последние деньки отпуска, когда погода стояла по-настоящему летней, а о наступившей осени напоминала лишь пожелтевшая листва, я сел в машину и отправился к одному достаточно интересному объекту − заброшенному аэропорту города Уржума.

Но прежде, чем перейти к рассказу о своей поездке, отмечу колоссальное значение, которое имели в советское время местные воздушные линии – они связывали региональные столицы с райцентрами. Там, где нельзя было проложить дороги, авиасообщение являлось единственным способом попасть в отдалённые населённые пункты или доставить туда продукты и медикаменты. Данная сеть, будучи хорошо развитой, существовала во всех регионах СССР и занималась не только перевозкой пассажиров, грузов или почты. На аэропортах малой авиации базировались самолёты, происходила их заправка. Являясь элементами крупной системы, районные и поселковые воздушные гавани обменивались друг с другом радиограммами и телеграммами. А экипажи воздушных судов получали метеорологические сведения.

О том, что воздушное сообщение было хорошо развито даже в нашей вятской глубинке, рассказала моя бабушка Нина Шиляева:

− Мы жили в Самарканде. Домой всегда летали на самолёте. До Свердловска летим самолётом из Самарканда. Затем со Свердловска летим до Кирова. И снова в Кирове садимся и летим до Уржума.

Отлетались

На региональных линиях тогда работали знаменитые Ан-2, прозванные в народе «кукурузниками». Спектр их задач был крайне широк. Эти самолёты и возили пассажиров, и опрыскивали сельскохозяйственные угодья, и тушили пожары, и проводили аэрофотосъемку.
Бабушка немного рассказала и об этих «тружениках».

− Конечно, это уже не тот самолёт, какими мы летели. Иногда бывало очень страшно, когда проваливаешься в какую-то яму. Аж всё внутри «отрывается». У меня ещё была дочка небольшая, мы с ней ездили. И так почти каждый год мы летали на самолётах в Уржумский район. 45 минут длился полёт от Кирова до Уржума. По бокам, значит, были скамеечки. Очень страшно было, когда проваливаешься, а потом выныриваешь и опять летишь. − вспоминает бабушка.

С началом 1990-х годов, когда всё начало идти под откос, число рейсов и объёмы грузоперевозок, осуществляемых местными воздушными линиями, сократились в десятки раз. Причиной этого послужили низкий спрос населения и высокие тарифы на перелёты. Именно поэтому в каждой области и крае, как немые свидетели прошлых успехов, поодаль от городов и посёлков до наших дней можно увидеть взлетно-посадочные полосы и здания аэропортов разной степени разрушенности. Увы, малая авиация в новых условиях рыночной экономики не выдержала конкуренции и почти умерла.

Заросшие развалины

А теперь вернёмся к моей поездке. Здание аэропорта находится на расстоянии 2,5 километров от поворота с улицы Яранский тракт, на возвышенности. Даже повернув на дорогу, ведущую к объекту, видно, как она уходит вверх. Поскольку направление невостребованное, никого не заботит состояние дорожного покрытия. Асфальт, уложенный ещё, вероятно, в советские годы, пришёл в негодность, и местами обнажились большие ямы.

Изрядно поиграв в «змейку», вскоре оказался на асфальтовой площадке. Передо мной возникли кучи мусора и огненно-жёлтые заросли, в которых, будто прячась от гостей, притаилось деревянное здание аэропорта.

Да, глядя на старые снимки ещё удивляешься, как же тут было чисто! Сейчас же тут стихийная свалка.
Удивительно, но здание ещё стояло! Ещё по пути, отъезжая от дома, я, было, подумал, что придётся увидеть валяющуюся груду гнилушек. Но нет, очертания стен, окон, дверных проёмов и даже местами потолка ещё угадываются в общем хаосе. А когда я был тут последний раз, частично была «жива» ещё и крыша. И пол чердака выглядел ещё относительно бодро.
Обнаружить главный вход мне помог остаток коридора, ведущий от дверей вглубь зданий. Из-за дуновения ветра опиленные с краёв брусковые стены угрожающе шатались, норовя рухнуть. Ощупав конструкции вокруг себя, перешагнул через бывший порог и очутился внутри здания уржумского аэропорта. Изнутри помещения выглядят ужасно. В прошлом в стенах ещё можно было увидеть какие-то окошки и по ним строить предположения о предназначении отдельных помещений. А теперь даже непонятна его планировка.

Судя воспоминаниям бабушки, перелёты в то время имели определённые преимущества перед поездками наземным транспортом. Особое место в повествовании занимает и сам аэропорт.

− Он был уютный. В сутки летал не один самолёт, а несколько. Чуть ли не через 2-3 часа. Обязательно улетишь. Если погода лётная, то всегда только самолётом. Потому что моста ещё не было через Вятку и всегда переплывали на пароме. Паром иногда на той стороне, а мы уже пришли. Соберётся народ, приходилось ждать. Не часами, конечно. Переезжали на противоположную сторону, где нас поджидал автобус, и мы снова доезжали до Уржума. Но лучше всего было добираться самолётом.

Слушая бабушку, я вспомнил ещё одну историю – с одного из местных форумов любителей истории. Было это где-то в 1960-70-х годах, и на взлётную полосу совершил аварийную посадку крупный самолёт, не предназначенный для таких аэропортов. Потом достаточно долгое время он стоял здесь и ремонтировался.

− А пакеты в самолёте были? – вновь обращаюсь я к бабушке.
− Да, были. Тошнило очень в этих самолётах. В больших когда летали − не тошнило.
− Прилетали в аэропорт, дальше как? Ходил автобус?
− Ходил автобус в город. Дальше от Уржума уже до Андреевского на нём ехали.
− В аэропорту же всё было? И весы, где багаж взвешивали, и так далее?
− Всё было. И билеты продавали. На улице, около аэропорта женщины торговали яблоками, особенно осенью. Крыжовник у них очень крупный был. Как сейчас, помню.
− Рейсы объявляли?
− А как же! Громкая связь была. Всё, как на автостанции. У нас же тоже на автостанции объявляли. А сейчас ничего нет.
− Люди собирались и шли пешком ко взлётной полосе?
− Да, самолёт-то рядом был, уже стоял.

«На взлёт»

Пора лететь дальше. Выхожу из плотных зарослей, опутавших развалины и направляюсь к взлётно-посадочной полосе. До асфальтовой взлётной полосы, протяженностью 550 метров, ведёт достаточно ровная и накатанная грунтовая дорога.

Перед взлётной полосой меня встречает небольшая площадка, которая, скорее всего, использовалась как стоянка для самолётов и площадка для их ремонта. Через асфальт прорастает не только трава, но и кусты. Автомобилисты накатали через неё прямую дорогу. Когда-то меня и самого отец учил ездить на машине по ровному полотну взлётной полосы. Помню, как пробовал разгонять «Жигули» четвёртой модели, представляя, будто иду на взлёт. Ещё тут проводились разнообразные мероприятия. Например, известный байк-рок-фестиваль «Взлётная полоса».

Сама ВПП, на мой взгляд, пребывает уже в достаточно печальном виде. Так же прорастает трава, появились выбоины. Вряд ли тут теперь можно посадить современный самолёт − он просто-напросто сломает себе шасси.

А вот в соседней Республике Коми подобный объект спас целое воздушное судно с пассажирами! Сергей Сотников по собственной инициативе на протяжении 12 лет ухаживал за списанным аэропортом в посёлке Ижма. И 7 сентября 2010 года Ту-154 с отказавшим оборудованием, 72 пассажирами и 9 членами экипажа на борту благополучно приземлился на коротенькой ВПП Ижемского аэропорта. В результате инцидента никто не пострадал. Эксперты, в свою очередь, даже назвали эту посадку чудом!

Вот и назревает вопрос. Стоило ли забрасывать и рушить всю эту некогда крупную и налаженную систему? Наверняка можно было бы найти какой-либо выход и не дать региональным воздушным линиям умереть. Пассажиры и сейчас бы с радостью летали из районов в областной центр и обратно, пусть даже заплатив за билет побольше, чем стоила поездка на автобусе, затратив на дорогу куда меньше драгоценного времени.


Автор: Михаил Буторин
Подписывайтесь на нас в соцсетях