«Гарри Поттер» вместо Ломоносова. Историк литературы рассказал о «пробелах» школьной программы, ЕГЭ и «утечке мозгов» из Кировской области

Почему от школьной программы по литературе многие дети получают «антитела» к чтению? Как выпускные сочинения вместо ЕГЭ по литературе могут вернуть нас к коррумпированным схемам? Какие произведения можно исключить из списка для обязательного чтения в школе? Об этом в интервью «Источнику Онлайн» рассказал кировчанин Алексей Вдовин, доктор философии по русской литературе, доцент Высшей школы экономики (г. Москва).

Алексей, есть свежие исследования о том, какова сегодня доля читающих россиян?

– Этим обычно занимаются социологи, а я историк литературы, статистикой не занимаюсь. Но, безусловно, интересуюсь состоянием дел в индустрии литературы. Согласно данным ВЦИОМа в 2020 году 53% респондентов ответили, что они читают книги. Но важно понимать, что в этот процент входят и справочники, и деловая литература. Кроме того, допускаю, что часть участников опроса имела в виду аудиокниги, которые сегодня стремительно завоёвывают своё пространство. Кстати, читающих женщин больше, чем читающих мужчин.

Второй параметр, с помощью которого измеряют уровень книжной культуры, – это число выпускаемых книг в стране на душу населения. По отчётам Российской книжной палаты, в 2019 году этот показатель составил 2,97 книги на душу населения, что в 2 раза меньше, чем 8-10 лет назад.

Пандемия сильно ударила по книжному рынку. Количество издаваемых в России книг и книжных магазинов за 2020 год сократилось на 15-20%.

Досье
Алексей Вдовин, родился в 1985 г. в Кирове. В 2007 г. окончил филологический факультет ВятГГУ, в 2011 – докторантуру Тартуского университета (Эстония), доктор философии по русской литературе. С 2012 года – доцент школы филологии НИУ «Высшая школа экономики». Автор биографии Н. Добролюбова в серии «ЖЗЛ», двух книг по истории русской литературы и 50 статей в международных журналах.

«В Европе читают больше»

Люди стали экономить на чтении?

– Конечно, книги сегодня – дорогое удовольствие. Например, чтобы в Кирове купить книгу из серии «Жизнь замечательных людей» объёмом 600 страниц придётся выложить 950-1000 рублей. Наверное, на сайте заказать дешевле. Но книги на полках в магазине сегодня многим просто не по карману. Если у тебя зарплата 20000 рублей, а книга стоит около тысячи, очевидно, ты не будешь покупать книжки. Разве что детские для ребёнка, или пособие по сдаче ЕГЭ. Причём, книги в России значительно дешевле, чем в Европе. Там средняя стоимость научной книги – 20-40 евро, у нас – 10 евро (около 870 рублей).

При этом, в Европе читают больше, чем в России?

– Да, в европейских странах читающей публики больше. И книг там издаётся больше, поскольку рынок обширнее. Кроме того, в Европе и США гораздо больше, чем в России, некоммерческих фондов и разных меценатских программ. В Европе показатель «количество издаваемых книг на душу населения» привязан к экономическим показателям, к ВВП. Чем богаче страна, чем больше внутренний валовой продукт, чем выше средняя зарплата – тем больше люди покупают и читают книги.

«Сократить Ломоносова, Державина и Фонвизина. Добавить Пелевина и Улицкую»

Алексей, периодически звучат призывы «облегчить» школьную программу по литературе. Какие книги можно исключить из списка для обязательного чтения в школе?

– По большому счёту 30 лет этот список практически не менялся, он очень консервативен. Так было и в 19 веке, и в 20-м. Изменения этого списка связаны с социальными изменениями. Его мощное обновление произошло в 1991 году, когда СССР перестал существовать и мы проснулись в другой стране. Тогда большое количество текстов 20 века вернулись в школьную программу: Булгаков, Пастернак, Зощенко, которые в советское время были под запретом. В свою очередь, из обязательного списка исчезли Фадеев, Фурманов, Николай Островский. Сегодня, на мой взгляд, нет никаких предпосылок для того, чтобы резко менять школьную программу по литературе. Её обновляют чисто «косметически».

Мне кажется, что в «обязательном» списке можно сократить произведения авторов 18 века (Ломоносов, Державин, Фонвизин). Так было всегда, это естественный механизм – сокращать то, что наиболее от нас отдалено. Язык 18 века устаревает. Согласитесь, сейчас очень сложно читать Ломоносова. Уверен, что ради интереса его оды сейчас никто не читает, только специалисты.

А какие произведения стоит добавить в школьную программу?

– Побольше текстов ближе к современности. Сейчас у нас фактически литературная программа в школе заканчивается творчеством Бродского 1970-х годов. Прошло уже 50 лет! Думаю, наверное, можно уже включить в программу Виктора Пелевина, ранние вещи Людмилы Улицкой. Этим произведениям уже 30 лет, они уже стали признанными, переведены на множество языков.

Можно включить тексты, которые абсолютно точно детям интересны. Например, «Гарри Поттера» и «Властелина колец», какие-то детективы. Для того, чтобы развивать у детей аналитические способности к чтению, нужно заходить с того, что они любят. Пока мы будем в школе изучать только классику, очень многие дети будут получать отвращение, «антитела» к чтению. Сегодня многие со школы не читали и не хотят читать, потому что на литературе у них желание читать отбили.

«Не вижу более справедливой системы, кроме ЕГЭ»

Система ЕГЭ повлияла на то, что читающих стало меньше?

– Система ЕГЭ, а также итоговое сочинение не сильно способствуют свободному обсуждению литературы на уроках в школе. Многие учителя в России тратят рабочее время только лишь на освоение программы, которая очень обширна. Федеральный государственный образовательный стандарт задаёт очень жёсткие рамки учителю. И времени на неклассические тексты, скажем, тот же «Гарри Поттер», у педагога просто не остаётся.

Не утихает дискуссия о том, чтобы вместо Единого госэкзамена вернуть школьные сочинения...

– Я пока не вижу более справедливой системы, кроме ЕГЭ, для поступления в вузы, без коррумпированных схем, существовавших до 2002 года. Я имею в виду истории, когда выпускник школы для гарантированного поступления в вуз должен был заниматься у репетиторов, которые сидят в приёмных комиссиях этого самого вуза.

«Нужна децентрализация экономической и интеллектуальной жизни»

В Кировской области власти постоянно говорят о том, что нужно сделать всё необходимое, чтобы оставить молодых учёных в нашем регионе, чтобы избежать «утечки мозгов». Благодаря каким мерам поддержки 15 лет назад Алексей Вдовин не уехал бы из Кирова?

Я бывал и в американских, и в английских, и в немецких университетах и вот в чём убедился. В России вся экономика фактически вертится вокруг Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Новосибирска. Это мощные экономические и интеллектуальные центры. Пока у нас в стране не будет 10-15 таких крупных городов, которые притягивают молодых людей и формируют в них потребность там остаться, ничего не изменится. Нужна децентрализация экономической и интеллектуальной жизни. Скажем, вся Германия поделена на земли (области), в центре каждой из которых есть суперуниверситет ничуть не хуже столичных: Лейпциг, Мюнхен, Йена... И молодые люди там остаются, потому что зачем куда-то ехать, если в своём регионе есть крутой университет и такие же зарплаты, как в Берлине? А пока у нас всё сосредоточено в Москве и Петербурге, конечно, все будут ехать туда. И никакие точечные программы поддержки выпускников не помогут.


Автор: Василий Юмшанов
Подписывайтесь на нас в соцсетях